Раб младшей сестры. Часть 1

Раб младшей сестры. Часть 6

4.3/5 - (44 голоса)

Предыдущая часть 5

Темы рассказа: фемдом инцест, унижение, бут фетиш, анилингус, порка

Вечер унижений выходного дня

Я недолго оставался один в своей комнате. Через 20 минут сестра без стука распахнула дверь, так что она с грохотом ударилась о стену. Я вздрогнул.

“Одевай новые трусики, иди вымой посуду и уберись на кухне, а потом мы ждем тебя в гостиной. И поторопись, говнюк, я даю тебе на уборку 20 минут. Не заставляй нас ждать!”. Сестра злобно сверкнула глазами.

“Да, принцесса!”. Я стремглав помчался на кухню, опередив сестру. Мне не надо было одевать новые трусики: я уже был в них. Я одел красные с черными цветочками…В кухне я старался не делать лишних движений, и мне удалось вымыть посуду и убраться за 20 минут. Потом я побежал в гостиную.

Сестра посмотрела на часы, когда я вошел, и ничего не сказала. Она сидела, задрав свои стройные ноги в коротких шортиках. Меня удивило, что на маме были новые сапоги. Я сразу же узнал эти сапоги: она купила их сегодня в торговом центре. Высокие, на каблуках – они хорошо на ней смотрелись. Я в который раз подумал, в кого сестра такая красавица…

“Подойди поближе, извращенец! Ты сегодня очень сильно расстроил маму и должен за это ответить. Раздевайся! Ты одел трусики?”.

“Да, принцесса!”.


“Ко мне ты будешь по-прежнему обращаться “принцесса”, а к маме ты должен обращаться “королева”. Начни с того, что вылижи сапоги своей королеве!”

Бут-фетиш для королевы-матери

“Как прикажете, принцесса, я готов сделать это для вас, королева!”. Я стянул с себя с шорты, оставшись в одних трусиках, и встал на колени перед мамой. Она не сказала ни слова, но по лицу я видел, что она все еще не довольна мной. Я нагнулся и осторожно лизнул носок ее сапога, потом стал вылизывать подошву. Это были очень красивые сапоги. И хотя я не был фетишистом обуви, их было приятно лизать, чувствуя запах новой кожи.

Вдруг она поставила мне сапог на голову, я почувствовал как каблук врезается в мою щеку. Мне было неудобно и больно, я не мог пошевелиться. Мама давила довольно сильно каблуком. Я не выдержал и издал стон, но мама только еще сильнее стала топтать меня своим сапогом. Она поставила еще и вторую ногу, я почувствовал как каблук врезается мне в щеку с другой стороны.

“Ты даже не представляешь, как ты меня сегодня расстроил. Я вырастила извращенца, и я считаю, что мы должны как следует тебя научить, чтобы ты запомнил это надолго”, прокричала мама.

Я не мог поднять головы и терпел, лежа как щенок у ног мамы. Она дала себе волю и топтала меня каблуками, переместила ноги на спину. Я чувствовал боль и отчаяние, мне хотелось разрыдаться от стыда. Это продолжалось довольно долго, наконец, мама убрала свои ноги. Я лежал, боясь поднять голову.

Сестра устроила порку

“Что ты разлегся, извращенец? Вставай и ложись на столик, я тоже сейчас тебя проучу!”. От ее злобных криков у меня все задрожало внутри: я подскочил и пошел к столику на ватных ногах. Не знаю почему, но у меня дергался член.

Я лег на столик – головая свешивалась с одной стороны, ноги с другой. Повернув голову, я посмотрел на сестру. В руках у нее был…мой собственный ремень. Она сложила его вдвое…Я отвернул голову от страха, сжался весь в ожидании удара. Но вместо удара ремнем я получил удар ее ладошкой по заднице.

“Мы с мамой решили, что ты должен получить 25 ударов. И я решила избить тебя твоим собственным ремнем”, – на последнем предложении она рассмеялась, посчитав очевидно забавным, что я буду наказан своим же ремнем. Меня вообще никогда не наказывали ремнем, и я дрожал от страха, и как оказалось не зря.

Я услышал свист, и тут же ремень припечатал мою задницу. Я вскрикнул и сжался в ожидании следующего удара. Как же это больно! Инстинктивно я стал поворачиваться на бок, стараясь увернуться от удара, но тут же получил следующий, сильнее первого, потом удары сыпались один за другим. Зловещий свист – удар, зловещий свист – удар…Я слышал, как сестра считает, но это было так далеко…Все во мне сконцентрировалось на этой боли, а сестра лупила меня по-настоящему. Под конец я перестал сжиматься и пытался расслабиться, полагая, что так будет легче. В любом случае порка стала для меня настоящим кошмаром. Я плакал от боли!

Когда сестра наконец сказала: “25”, я был без сил, слезы струились у меня по щекам.

“Мама, ты только посмотри на него! Разнюнился! Соберись, тряпка, вечер только начинается!”.

Дрожа всем телом, я попытался подняться. Задница ныла от боли. Член совершенно упал, я чувуствовал только боль и ничего, кроме боли. Все же я смог подняться.

“Ползи за мной умываться, неудачник!”, – смеялась сестра, я слышал, что мама тоже смеялась.

Я встал на колени и пополз за ней в ванную. Но умываться мне пришлось в унитазе, как это было несколько дней назад. Когда я полз за ней назад, она оглянулась и сказала: “Надо будет купить тебе настоящий поводок!”. Я еще всхлипывал, но уже успокаивался, когда полз за ней и смотрел на ее длинные стройные ноги. Красивая у меня все же сестра!

Возбуждение от унижения

Когда мы вернулись в гостиную, сестра села на диван и заговорила с мамой.

“Мама, ты представляешь, этот извращенец может возбудиться, когда лижет грязную задницу? Можешь такое представить?”

“Нет, я думаю, что ты преувеличиваешь. Мне кажется, что это так унизительно”.

“Что ты мама! Я прямо сейчас тебе это докажу. Сними трусики, пускай он полижет тебе задницу – сама в этом убедишься!”.

“Но я сегодня еще не мылась!”, – сказала мама.

“Этому извращенцу как раз это и нужно!”

У меня открылся рот от изумления: неужели сестра такое предложила маме? Я задышал быстрее! Сколько раз я тайком нюхал мамины трусики в ванной и особенно старался уловить тот терпкий аромат ее задницы на ластовице ее трусиков…Это были незабываемые мгновения. И вот сейчас я смогу, но весь ужас был в том, что сестра была права…Я могу возбудиться, и они обе это увидят! От одной мысли об этом у меня стал подниматься член.

Мама стала стягивать трусики и повернулась ко мне задницей. Сестра грубо схватила меня за руку и подтолкнула к ее заднице. Но не думаю, что меня надо было толкать…Едва коснувшись ягодиц мамы, я затрепетал и стал лизать их. Сестра стояла рядом и наблюдала. Я коснулся языком ануса мамы и стал облизывать. Она и правда еще не мылась: анус был грязный. Но я лизал довольно быстро и очень скоро вычистил там все своим языком и стал просовывать язычок глубже в ее сморщенную дырочку. Мама издала легкий стон.

“Ты знаешь, дорогая, это может быть еще и приятно”, – сладко сказала мама сестре.

“Конечно, мама, но это приятно не только тебе. У этого извращенца уже встало!”. Сестра не договорила: у меня не только встало, я чувствовал, что пресперма уже замочила легкую ткань моих трусиков…И я ничего не мог с этим поделать, хотя хотел сдержаться. Мама стала стонать сильнее, и я возбуждался все больше и лизал все сильнее. Мне хотелось большего – впиться губами в ее влагалище, почувствовать ее вкус. Эти фантазии крутились в моей голове, и мои трусики промокли так сильно, что с них стало капать.

Мама перестала стонать и отодвинуть от моего рта, а я “завис” в воздухе, не зная, что мне делать дальше. Мама натянула трусики, оправила платье и села на диван. Она все еще тяжело дышала.

“Ты только посмотри на нашего извращенца. Он же кончил себе в трусики!”, – воскликнула сестра, показывая пальцем на мой член. Она задрала ногу и коснулась ей моей промежности.

“Совершенно мокрые! И что дальше делать с этим извращенцем?”

“Я сегодня уже устала. Время позднее”, – сказала мама. Она расслабилась и стала зевать.

“Хорошо, мама, спокойной ночи!”.

“Спокойной ночи, королева!”, – сказал я ей почтительно.

Мама ушла. Я с надеждой посмотрел на сестру.

“Что ты на меня смотришь, говнюк? Хочешь кончить? Я тебе не разрешаю! Хотя нет, могу сделать небольшую поблажку!”. И она пнула меня в пах. Согнувшись от боли, я застонал. А когда поднял голову, ее уже не было.

Я пошел в свою комнату, ощущая боль в заднице и в паху. Когда я лег в постель, то снова заплакал от жалости к себе…

Продолжение часть 7

Комментарии:

3 комментария

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *