Раб младшей сестры. Часть 1

Раб младшей сестры. Часть 3

4.9/5 - (44 голоса)

Предыдущая часть 2

Темы рассказа: унижение, фут фетиш, анилингус

Вечером за ужином

Я вовремя скрылся в своей комнате до прихода родителей. Но на ужин я пошел в трусиках сестры под своими собственными. И я не мог расслабиться и забыть о них, мне казалось, что мама видит их сквозь мою одежду…Как же мне было страшно и стыдно сидеть за одним столом с мамой и сестрой…Хорошо, что отца сегодня вечером не было дома.

Я неуверенно посмотрел на маму, она улыбнулась мне. Вот от кого сестра унаследовала такую потрясающую внешность! Мама все еще была подтянутая стройная, все как говорится идеально. Утром мама бегала. Да, выглядела она супер, хотя ей уже за сорок.

Я поднял глаза и встретился взглядом с насмешливыми глазами сестры. Тут же я опустил глаза, не решаясь их больше поднять. Когда мы приступили к десерту, это были очень вкусные пирожные, я снова встретился глазами с сестрой. Под ее многозначительным взглядом я понял, что не хочу этих пирожных. Сестра лопала их один за другим, а я только смотрел, не решаясь протянуть руку. Мама спросила меня. почему я не ем пирожные, а я неловко сказал, что не хочу.

“Уж не заболел ли ты? Ты такой странный”, – удивилась мама.

Я это отрицал, но к пирожным рука у меня не тянулась, хотя я очень их хотел. Иногда я украдкой поднимал глаза и смотрел на довольное ухмыляющееся лицо сестры. Ей было приятно смотреть на мои муки.

Почти допив чай, я хотел было сказать спасибо и уйти, но мама опередила меня и вышла.


“Пожалуйста, оставь мне один кусочек!”, – попросил я сестру.

Она в ответ передразнила меня, искаженно повторив мою просьбу.

“Я хочу чай!”, – приказала она.

“Да, принцесса!”, – я кинулся наливать ей чай.

“Вот так-то лучше, а то захныкал…бедный братик”, – рассмеялась она.

Когда я поставил перед ней чашку, мама вошла и удивленной посмотрела на меня: “Какой ты сегодня внимательный к сестре, приятно посмотреть! Ладно я пойду, уберетесь тут сами!”. И я остался один с сестрой, догадываясь, кто будет тут убираться.

“Я хочу кока-колы!”, – заявила сестра.

“Да, принцесса!”, – ответил я, налив себе и ей стакан.

“Я разве позволила тебе налить стакан?”

“О, принцесса, позвольте мне!”, – взмолился я, постаравшись вложить больше эмоций.

“Что же, ты быстро все схватываешь. Ладно, можешь выпить!”, – сказала она, плюнув в мой стакан.

Мне стало противно, и я с большим трудом сделал глоток.

“Что случилось? Ты же так хотел пить, о бедный братик!”

Вздохнув, я стал пить быстрыми глотками. Как же это было унизительно! А потом я принялся мыть посуду под присмотром сестры. Она стояла, прислонившись к холодильнику и смотрела на меня. Я не поворачивался к ней.

“Подожди, чего-то не хватает!”, – она подошла ко мне с фартуком. Я вздрогнул: женский фартук с розовыми цветочками.

“Надень фартук!”. Я никогда раньше не одевал фартук: “А если мама вернется?”

“Что ты хочешь этим сказать?”, – спросила сестра, надвигаясь на меня.

“Да, принцесса, я одену!”

Она рассмеялась, глядя, как я одеваю фартук с розовыми цветочками. Потом она жестом указала мне на посуду. Она встала еще ближе ко мне. Я видел боковым зрением ее выпирающую грудь, но старался не смотреть прямо.

“Я смотрю, ты с упоением пил кока-колу. Тебе понравилось?”

Не переставая мыть тарелку, я ответил, стараясь угодить ей: “Да, принцесса, мне понравилось!”

Но оказывается я сказал не то, что было нужно: “Если тебе так понравилось, я всегда будут так делать!”

“О, нет, пожалуйста, принцесса, умоляю!”, – едва не заплакал я.

“Значит, ты сейчас обманул меня, когда сказал, что тебе понравилось?”

“Да, принцесса, то есть нет!”, – я так запутался, слишком много несчастий свалилось на мою голову.

“Ну поскольку ты сам не знаешь, чего ты хочешь, отныне я буду решать, плюнуть тебе в стакан или нет! Как тебе такое решение?”, – сказала сестра.

“Да, принцесса, я согласен!”, – поспешно ответил я.

И тут в кухню вошла мама и увидела меня в этом фартуке. Я покраснел, а сестра стояла как будто так и надо.

“Ничего не понимаю, но сегодня все не так! Ты раньше не одевал мой фартук”, – сказала мама, не скрывая удивления.

“Я все сейчас объясню!”, – сказала сестра.

Но тут я испугался не на шутку: “Все в порядке, мама, мне гораздо удобнее мыть посуду в фартуке”

“Но почему ты просто стоишь и не помогаешь брату?”, – спросила мама сестру.

Но ответил я: “Это я вызвался сам помыть посуду!”

“Какой ты вежливый сегодня и внимательный! Я тебя просто не узнаю! Что за муха вежливости тебя укусила?”, – недоумевала мама.

“Все хорошо, мама!”, – ответил я как можно спокойнее.

Мама ушла. А сестра сказала: “После того, как вымоешь посуду, вымой здесь пол!”

“Да, принцесса!”, – сказал я.

Сестра ушла смотреть телевизор, а я в этом позорном женском фартуке домыл посуду и кинулся мыть пол. И когда я нагибался, трусики сестры давили мне в паху и на ягодицы, напоминая о моем постыдном унизительном положении.

Потом я пошел в ванную, где столкнулся с сестрой. Она сжала мою руку и прошептала мне на ухо: “Послушай меня внимательно, извращенец! Даже не вздумай нюхать там наши трусики! Даю тебе 10 минут, потом приходи смотреть телевизор”

“Да, принцесса”.

Закрывшись в ванной, я разрыдался. Какое счастье было остаться здесь одному. Такое ощущение, что за несколько дней спустил свою жизнь в унитаз. Я не знал, как все это прекратить! Мне так хотелось снова схватить их белье, вдыхать и дрочить, но я почему-то этого не сделал. Я вспомнил, как у меня мало времени, быстро помылся и выскочил и ванны.

Конечно, я мог подрочить, ведь она не могла меня видеть. Но мне было страшно. Потом я смотрел с ними телевизор, предаваясь своим грустным мыслям, не понимая, что я смотрю. Когда программа закончилась, они обе посмотрели на меня.

Теперь еще и мама…

Как я только мог поверить в то, что сестра не расскажет все маме! В этом я убедился, когда она сказала мне: “Покажи нам, что ты носишь под своими трусами!”

Я смотрел с таким ужасом. Но на что я мог рассчитывать? Все было кончено. Мама смотрела на меня новыми глазами. Я должен был снять штаны и показать трусики сестры, но этот момент, что я должен был снять штаны перед мамой и сестрой, вызвал у меня возбуждение. Я просто не знал, как я могу стоять перед ними в трусиках сестры в возбужденном состоянии.

Но сестра строго сказала: “Руки за голову!”. Ей было весело, мой позор доставлял ей наслаждение.

“Я все рассказала, мама просто хочет в этом убедиться! Покажи, какой ты извращенец!”.

Когда мама увидела розовые трусики сестры, она всплеснула руками и не смогла сдержать смеха. Сначала я был унижен сестрой, а теперь свидетелем моего унижения стала еще и мама.

“Ты слабый и безвольный, раз допустил такое проделать с собой!”, – заключила сестра. Мама только мотала головой. Унизительные розовые трусики раз и навсегда лишили меня мужского достоинства.

“Я думаю, что ты и дальше будешь делать только то, что я тебе говорю: покрутись вокруг, потанцуй!”, – приказала сестра.

И я красный до ушей подчинился, стал имитировать танец. Мама то мотала головой, то смеялась. Как же жалко и ничтожно я выглядел, когда стал рабом младшей сестры!

“Скажи, мама, разве можно назвать его мужчиной?”. Я знал, что мама в некотором роде придерживалась феминистических взглядов (мой отец в доме был тише воды ниже травы). Неудивительно поэтому, что она не остановила сестру, когда та продолжала унижать меня и опускать ниже плинтуса.

Неужели мои мучения никогда не закончатся? Я стал игрушкой сестры. Она заставляла меня махать руками и кудахтать. У меня не осталось гордости.

“Достаточно! Мы отлично позабавились, глядя на твое ничтожество!”.

Я ничего не мог на это ответить, только пошевелил беззвучно губами.

“Встань передо мной на колени! И стой не двигаясь, иначе будешь получать подзатыльник”, – скомандовала сестра.

“Да, принцесса”.

Я встал на колени, стараясь не шевелиться. Они смотрели телевизор. Я не следил за программами. Однажды я неудачно качнулся, и сестра дала мне подзатыльник.

“Как же устали сегодня ноги!”, – пожаловалась мама, двигая пальцами ног.

“Сделай маме массаж и лучше языком, у тебя это отлично получается!”, – засмеялась сестра.

Я вспомнил, как лизал грязные ноги сестры. Стоило мне коснуться ног мамы, как я понял, что они такие же отвратительно грязные. Но я стал покорно лизать, подавляя возникающее отвращение.

Мама пошевелила ногой: “Да, вот так хорошо!”.

Я старался не думать об унизительности этой ситуации и о том, что лизать грязные ноги – это так низко. Видимо, я старался плохо, потому что сестра больно ударила мне по яйцам ногой. Я принялся лизать усерднее, потом переключился на другую ногу.

“Мой сын стал гораздо вежливее и внимательнее! Надеюсь, он завтра поможет нам и сходит с нами в магазин”, – сказала мама.

“Обязательно поможет, я вижу, как он хочет с нами пойти!”, – засмеялась сестра. Мне было так обидно, что они решали, чем мне заняться, не спрашивая у меня. Но я постарался сдержаться и не заплакать.

Кульминация унижения

Я закончил лизать ее ноги. Мама встала и сказала, что пойдет спать, пожелав нам спокойной ночи. Я остался наедине с сестрой.

“Тебе понравилось сегодня смотреть телевизор? Видел бы ты выражение своего лица, говнюк!”, – засмеялась сестра. Я не стал ничего отвечать, только опустил глаза.

“Но я еще не закончила!”, – заявила она.

Сестра повернулась ко мне спиной, приподняла платье и стянула трусики, показав очень даже подтяную сексуальную попку. Я ощутил возбуждение. Сначала я не понял, зачем она показала мне свою задницу. Она вдруг повернулась, заметила мою эрекцию и резко залепила пощечину.

“Какой ты все-таки извращенец!”.

“Но я не виноват…Это получается само собой…Я не могу это контролировать!”, – заплакал я. Что я мог поделать: ведь у сестры такая сексуальная задница! Такая идеальная, что от нее невозможно отвести взгляд.

“Поцелуй меня в задницу!”, – приказала сестра.

Я быстро кинулся к ее заднице и поцеловал сначала одну ягодицу, потом другую, но не решался лизать анус. Мне не хотелось лизать ее задницу.

“Хватит уже прелюдий! Делай то, что тебе говорят!”.

Закрыв глаза, я старался не дышать, когда засовывал язык в ее задний проход. Какой стыд и кульминация унижения! Зарыв язык как можно глубже в ее зад, я шевелил им. Сестра смеялась, торжествуя надо мной.

“Что понравилось, говнюк? Как там пахнет, а какой вкус?”, – издевалась она. У меня по щекам текли слезы унижения.

Вскоре она перестала говорить всякие унизительные слова, а стала постанывать. Это был настоящий кошмар: она получала удовольствие от моего унижения!

“Глубже засунь язык!”

Я старался изо всех сил, вылизывая ее грязную задницу. Это было так унизительно, но я был возбужден очень сильно, куда сильнее, чем когда дрочил на ее трусики…Сестра положила пальцы на клитор, добавляя себе удовольствия и вскоре достигла оргазма. А я так и не решился дрочить в этот момент, боясь, что она заметит. Кончив, она сильно вжала свою задницу в мое лицо, и я продолжал лизать, пока она не отодвинулась от меня.

“Ну что же, я довольна! Оставайся на коленях!”

Сестра села на диван, откинувшись на спинку и пристально посмотрела на мою эрекцию.

“Ты хочешь сказать, что возбудился, когда лизал задницу! Забавно! Спусти свои девичьи трусики и подрочи, извращенец!”.

Я осторожно спустил трусики, не понимая шутит она или нет. Я боялся, что начну дрочить, а она меня остановит. Но несмотря на неловкость ситуации, я был возбужден больше, чем когда-либо в жизни. Мне нужно было расслабиться, и я стал дрочить.

“Кончать с моего разрешения!”, – скомандовала сестра.

Я начал медленно, но не знал, как я смогу контролировать себя. Уже через минуту я смотрел на нее с надеждой и стал умолять: “Пожалуйста, принцесса, позвольте мне кончить!”.

Она издевательски молчала, и я повторил эту фразу раз пять, пока она ответила: “Хочешь кончить?”

“Да, очень хочу!”, – вскрикнул я.

“Я считаю до трех и ты можешь кончить!..Один…Два!”.

Я дрожал в ожидании заветного счета, в надежде глядя на ее губы, но вместо этого получил удар ногой ппо яйцам. От резкой боли я согнулся и выпустил член из руки. Яйца пульсировали. С трудом я поднял голову и посмотрел на нее. Мои глаза излучали мольбу: почему?

“Говнюк-неудачник!”, – смеялась сестра. Она встала и смотрела, как я корчусь на полу.

Я плакал и готов был биться головой об пол. Член постепенно сдувался. Было так обидно! Она прошла мимо меня, пнув в зад.

“Не вздумай даже прикасаться к нему без моего разрешения! И не забудь одеть розовые трусики, ты должен в них спать!”, – услышал я ее последние слова…

Продолжение часть 4

Комментарии:

Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *