Инцел

Инцел

ГЛАВА 1

         В квартире было ужасно грязно, но Игорь привык не замечать беспорядок. «Вот живи со мной кто-то, был бы смысл убираться, но ведь я никому не нужен!» – зло думал парень, когда в очередной раз спотыкался о посуду, стоящую посреди комнаты или чихал от толстого слоя пыли.

Игорю Надземельному было уже двадцать шесть лет, но работы он не имел, университета не оканчивал. Жил он на очень скромные деньги, которые ему присылала мать раз в месяц, при этом настойчиво требуя найти источник дохода. Этим их общение и ограничивалось. «Что с нее взять, она же женщина, ненавижу!» – бормотал парень себе под нос, представляя, как однажды внезапно разбогатеет и больше не будет зависеть от этой вагины с ногами и ушами.

         Весь вечер Игорь провел, сгорбившись за компьютером. Он энергично стучал по клавишам, создавая бесконечный тред на дваче, суть которого сводилась к трем тезисам: Первый — гипергамия. Девушки встречаются только с парнями либо их уровня, либо выше. Второй — генетическая предрасположенность. Успешность в общении с девушками зависит от того, как ты выглядишь внешне. И отсюда вытекает третий принцип — свою наружность изменить нельзя. Какие карты тебе раздали, такими и играешь.

         Сердце девушки могут завоевать только 5–10% мужчин. При этом у женского пола большой выбор обожателей, а вот парням приходится всячески изощряться, чтобы получить хоть каплю внимания. Из этого проистекает яркое неравенство. Заполучить желанную девушку удается только самым богатым, успешным и красивым представителям пола, а вот «обделенные» ростом, внешностью и деньгами так и остаются одинокими и (самое главное!) лишенными секса.

         А ведь отсутствия СЕКСА- главная проблема современности. Именно из-за того, что женщины не дают СЕКС, происходят войны, голод, социальное неравенство. Все психические проблемы бедных парней проистекают из того, что они не могут получить ЗАКОННО ПОЛОЖЕНЫЙ ИМ СЕКС!!!

         Этот тред на дваче Игорь Надземельный считал своим манифестом, магнумом опусом. Он проиграл в генетической лотерее: родился низким. Уже в двадцать шесть у него появились проплешины и небольшое пузцо, а жидкие усики он не сбривал из принципа. К тому же тупая сука (или как принято ее называть в обществе- мать) не дает достаточно денег. Но главная проблема: женщины!!! Их мозг мало отличается от обезьяньего, что мешает им разглядеть в Игоре потенциального самца и дать ему СЕКС!!!

Дописав последнее предложение, Игорь откинулся на стул и с облегчением выдохнул. Если бы он курил, то сейчас было бы самое время для сигаретки. Теперь, когда он представил миру свой манифест, парень чувствовал себя непобедимым. Но от теории нужно переходить к практике, как от «капитала» великого Маркса (кумира Игоря) перешли к репрессиям.


         Игорь решил устраивать свои акции каждый месяц двадцать пятого числа. Дату он выбрал в честь октябрьской революции. Парень решил, что будет выходить вечером на улицу, гулять по безлюдным улицам, пока не встретит одинокую девушку, а после заливать ее из перцового баллончика и быстро бежать домой. Этот план казался Игорю идеальным, так он решил отомстить за все унижения, что перенес от женского пола. «Все пошло не так с момента, когда Ева заставила Адама съесть с ней запретный плод! Наверняка тоже сексом манипулировала…»-  обозленно думал Надземельный.

         В десять часов вечера Игорь вышел из дома. На нем были уродливые джинсы, старые кроссовки и безразмерная кофта с натянутым на голову капюшоном. Несколько часов он бродил по району, высматривая жертву. В какой-то момент парень уже отчаялся и думал возвращаться домой, когда вдруг увидел ее.

Она одиноко стояла под фонарем и парила электронку. Со спины девушка выглядела красивой: стройная, в модном пальто, зауженных брюках и дорогих брендовых сапожках. Ее пышные волосы синего цвета опускаются на плечи волнами.

Игорь решил, что по любому зальет эту девку перцем. Даже если на лицо она окажется уродиной. Его рука уже нащупала баллончик в кармане, когда девушка обернулась. У нее было очень красивое лицо, большие глаза, цвет которых в тусклом ночном свете определить было невозможно, длинные ресницы и аккуратные бровки. Губы пухлые, сразу было видно, что в них накачана качественная гиалуронка в немалом количестве, а в носу блестел пирсинг. Девушка с интересом посмотрела на Игоря, а тот застыл, как кролик перед удавом, не в силах достать руку с баллончиком из кармана.

Инцел

– Так это ты?

-Э… Я. Ой, то есть кто я?..- Игорь никогда не умел разговаривать с девушками, сразу начинал мычать и заикаться.

– Да, точно ты. От меня ничего не скроешь, я умею читать мысли. Я знаю, зачем ты засунул руку в карман, и что ты там сжимаешь.

-Я… да я же.. но ведь…

-Ох, я и не думала, что ты будешь таким жалким, зайчик! – Сказав это, девушка улыбнулась так мило, будто отвесила Игорю комплимент.

Парень опомнился, ярость вскипела внутри него. Он уже достал руку из кармана, приготовился залить девушку перцем, а потом еще хотел пару раз ударить, но она внезапно приложила ладонь к лицу, нежно прикоснулась к губам, а потом послала Игорю воздушный поцелуй. В глазах у инцела потемнело, баллончик выпал из руки и запрыгал по асфальту, а ноги подкосились.

ГЛАВА 2

         Игорь очнулся в незнакомой квартире. В комнате был минимум мебели и никаких личных вещей, будто тут никто не живет. Парень затрясся от ужаса, когда понял, что он абсолютно голый лежит на кровати, а его руки прикованы наручниками к спинке.

– На помощь! Кто-нибудь! – Заорал Надземельный.

– Даже не надейся, я специально выбрала квартиру с хорошей звукоизоляцией! – Слова звучали из другой комнаты, но по высокому и не очень приятному голосу Игорь сразу узнал незнакомку с улицы. Его догадка подтвердилась, когда она медленно зашла в комнату.

-Т-т-т-ты? Н-н-но з-з-ачем-мм?

– Зайчик, вдохни поглубже, успокойся, а то я вообще не понимаю твоих слов.

– Н-н-но я же…

-Я приказала заткнуться, мразь! – резко крикнула незнакомка, от чего инцел окончательно потерял дар речи. – А почему ты так покраснел, душечка? Тебя что, еще ни разу не видела голым женщина? – снова милым голоском спросила она и заливисто засмеялась, закинув голову назад. Ее ярко синие волосы плясали на плечах в такт ее смеху.

– Никогда…- чуть ли не плача, простонал Надземельный.

Наконец, вдоволь насмеявшись, девушка села на угол кровати и положила руку на ляжку своего пленника, прямо рядом с его членом, от чего у того по всему телу побежали мурашки. Лишь теперь, опустив взгляд на ее руку, Игорь заметил еще одно ужасающее обстоятельство: его маленький пенис был заперт в тесную железную клетку, к которой было присоединено компактное устройство, приветливо подмигивающее красным огоньком.

– Ах, увидел наконец? – Довольно спросила девушка. – Это небольшой заряд С-4, его как раз хватит, чтоб при необходимости разворотить у тебя все ниже пояса. Конечно, будет больно, но не волнуйся, ты быстро умрешь от потери крови. Как ты понимаешь, детонатор у меня, а радиус действия не ограничен. – Игриво произнося все это, незнакомка нежно улыбалась, будто флиртовала с любовником перед сексом.

– А железная штука? – лишь смог выдавить из себя Игорь.

-А это, зайчик мой, пояс верности. Ты так переживал, что не получаешь секса… Теперь ты и дрочки не получишь, если я того не разрешу, хихихи.

– Но зачем?! – парень даже приподнялся на кровати, но наручники больно впились в запястья, и он опустился обратно.

– Ха, вот мы и добрались до самого интересного! Ты уже успел убедиться, что я читаю мысли. Ну вот сейчас, к примеру, ты думаешь о том, что так сильно накачивают губы только шлюхи… За это я тебя еще накажу, но позже. – Сердце Надземельного испуганно екнуло в груди: «Как она это делает?!»

– Сама не знаю, как, просто делаю и все. Так вот, кроме чтения мыслей, я еще иногда вижу видения. Впервые это началось, когда мне было одиннадцать. Меня тогда положили в психушку, а потом долгие годы кормили нейролептиками, которые заглушали мои способности, да еще и лишний вес от них появился! – Игорь удивленно посмотрел на девушку, в которой максимум было килограмм сорок. – Я даже сама поверила в то, что сумасшедшая. Но полгода назад я резко бросила все лекарства и перестала ходить на приемы к психиатру.

– И зря…

-Молчать, инцел! Несколько дней тому назад мне явилось видение. Я узнала, что скоро в городе появится хладнокровный серийный убийца. Он будет неуловим, как черный кот в ночи, и жесток, будто Тед Банди в лучшие свои годы. И знаешь, что? Этот убийца- ты.

– Что? Нет! Признаю, я хотел залить пару шлюх перцем, но это максимум, правда! – взмолился Игорь, пытаясь убедить скорее самого себя.  

– Начал бы с перца, потом бы стал брать с собой монтажный молоток, а потом и нож с удавкой. Ты ни в чем в жизни не успешен, но к убийствам у тебя скрытый талант, зайчик. С каждым новым трупом ты становился бы все собранней и опасней, ты бы не оставлял следов: ни ДНК, ни отпечатков, даже камеры бы обходил, руководствуясь своим чутьем хищника.

– Да не мог бы я…

– Заткнись, инцел! Когда ты уже поймешь, что говорить можно только по команде? И да, ты бы мог. Мы ведь оба знаем, что у тебя с детства есть садистские мысли, ахахах. А бедная кошка соседки, которую ты выпотрошил и выкинул на свалке? Как твоя соседка Зина рыдала, развешивая объявления о пропаже…

– Да откуда ты знаешь?! – Игорю казалось, что он попал в кошмарный сон. Всего этого просто не могло быть на самом деле.

– Вначале я думала тебя устранить, чтоб предотвратить угрозу. Наслать на тебя наваждение, чтоб ты спрыгнул с крыши. Да-да, такое я тоже умею. Но потом, знаешь… Мне стало тебя жалко. – Тут Игорь впервые за разговор взглянул в ее глаза, в ее большие, янтарные, почти красные глазки с хитрым прищуром.

– Меня?

– Ну да, ты ведь пока не сделал ничего плохого. Так что я решила дать тебе шанс. Я попробую… перевоспитать тебя. – после этих слов синеволосая девушка так зловеще улыбнулась, что Надземельный чуть не обоссал матрац.

ГЛАВА 3

         Из-под кровати девушка извлекла длинный кнут из черной кожи. Когда Игорь услышал свистящий звук рассекаемого воздуха, в животе потяжелело.

– Стой, давай поговорим!

Удар по его телу был быстрым, инцел даже не успел заметить его, но сразу ощутил ледяной укол, а после жгучую долгую боль. Надземельный заорал, а по матрацу все же растеклась теплая моча. На его бледной, как у слизня, туше осталась яркая красная полоса, тянущаяся от низа живота до правого соска.

– Зови меня Мальвиной, червь! И обращайся строго на вы, а иначе в следующий раз ударю в полную силу. – От показушного милого обращения не осталось и следа, девушка впивалась разъярённым взглядом Игорю прямо в душу.

– Как прикажете, Мальвина. Простите, умоляю! – Он старался говорить как можно быстрее, боясь нового взмаха кнута.

– А теперь, инцел, небольшой урок истории. – зловеще произнесла девушка. Она села на кровати рядом с Игорем, так и не выпуская кнута из рук. – Пока я говорю, я хочу, чтобы ты внимательно слушал и не перебивал. И знаешь что? У меня есть идея, чем занять твой рот. Я уже несколько дней не мыла ноги, а в моих сапожках они так потеют… Я еще и без носков их ношу.

Видя непонимающее лицо своей жертвы, Мальвина засмеялась: “Я хочу, чтоб ты слизал всю грязь с моих ног, они должны быть идеально чистыми, понял, инцел?”

– Прошу, не надо… Молю, Мальвина, я и так буду молч…- Игорь не успел договорить, ведь синеволосая садистка резко наклонилась к нему и с силой выкрутила оба соска. Парень несколько секунд терпел и мычал, но в итоге сдался. – Хваааатит, я все сделаю, а-а-а! пожааалуйста!

Мальвина с победным выражением лица откинулась обратно и поставила свои нежные красивые ножки на лицо инцелу. Ее маленькие ступни действительно ужасно пахли, а на вкус были и того хуже. Девушка не лукавила, она обожала носить эти сапоги на босу ногу, ведь они были такими мягкими внутри. Мальвина медленно и тщательно вытирала свои ноги о высунутый язык. Ставила потную пятку и вела вниз до самых пальчиков, похожих на спелые виноградинки. Между пальцами было больше всего грязи.

Инцел

– Вот теперь все на своих местах: девушка сверху, а тупой чмошник в ногах. А теперь слушай внимательно, если не хочешь еще один удар хлыста, хуемразь. Угнетение женщин: самая древняя и глобальная форма угнетения, она существует с начала времен! Все началось с Адама, который свалил на Еву всю вину за вкушение запретного плода. Так что будет справедливо, если маятник качнется в обратную сторону, и женщины обретут полный контроль над патриархальными ублюдками, чтоб те ощутили тотальную доминацию. – На этом моменте Надземельный подавился слюной. – Я знаю, этому еще не скоро суждено случиться, но для тебя это начнется прямо сейчас, хахаха. Считай это первым дублем, пробной попыткой. А теперь можешь перестать лизать мои ножки и ответить: ты рад участвовать в таком эксперементе?

         Мальвина поставила влажные ноги на член в поясе верности, от чего тот еще сильнее напрягся внутри. Ее большие глаза выжидающе смотрели на своего пленника.

Внутри Игоря бушевала буря эмоций: она уже унизила его так хардкорно, как с ним еще в жизни не бывало. Он слизывал пот с ее грязных ног, а его член, гребаный предатель, был возбужден и болезненно упирался в стенки своей клетки. Но садистке и этого было мало! Теперь она хотела, чтобы Игорь предал все идеалы своего инцел-движения и прогнулся под проклятый радфем, став очередной подстилкой вагинокапитализма. Однако красный след от удара хлыста до сих пор неприятно ныл, а соски покраснели, будто глаза растамана, так что Надземельный в очередной раз сломался.

– Да, я очень рад, Мальвина… Наконец-то моя жизнь принесёт хоть немного пользы.

– Умный песик! И кстати, ты уже перестал заикаться в разговорах со мной, явный прогресс. – Мило улыбнувшись произнесла девушка. – А теперь наказание за губы! Думал я забыла, чмо? Мои пухлые губки прекрасны, это просто ты закомплексованный лошок, любящий только естественную красоту и серых мышек. Так что ты заслужил еще пять ударов хлыстом!

-Только не это, молю, Мальвина! – шепотом выговорил Игорь, в его пересохшем от стресса рту все еще сохранялся вкус грязных ног.

– Не волнуйся, тебе это пойдет на пользу, зайчик!

Первый удар парень принял стоически, проронив лишь сдавленный хрип сквозь сжатые губы. На втором ударе он застонал. К пятому удару он орал во всю глотку, вперив безумный взгляд в потолок. Между ударами Мальвина поглаживала его некрасивое тело хлыстом, от чего инцелу становилось еще страшнее. Никогда в жизни он не чувствовал такого напряжения.

Закончив, Мальвина удовлетворённо хмыкнула, глубоко затянулась электронкой и, выпуская клубы пара, произнесла ангельским голоском: «Я даю тебе неделю, за это время ты должен навести в своей квартире идеальную чистоту! И найди работу, ведь ты теперь будешь меня обеспечивать. Пойдешь в полицию и можешь попрощаться со своим дружком, бомба тут же сдетонирует. Надеюсь, не нужно говорить, что лучше даже не пытаться снять пояс верности самому. Через неделю я свяжусь с тобой, инцел. Не разочаруй меня! Наручники кодовые. Для того, чтоб узнать код, к четырнадцати прибавь восемь и умножь на восемь. Ну а я пошла, не скучай, инцел!

ГЛАВА 4

         Игорь наводил в квартире финальный марафет. Он уже успел все вымыть, пропылесосить, чуть ли не вылизать языком. Горы грязного белья, месяцами копившиеся в его жилище, были выстираны, высушены и аккуратно разложены по ящикам. Игорю оставалось лишь вымыть немыслимое количество грязной, склизкой посуды, складировавшейся прямо в раковине- самая неприятная часть, оставленная напоследок.

         Убираясь, парень вспоминал тот ужасный день, перевернувший всю его жизнь, те страшные унижения и пытки, которым его подвергла синеволосая психопатка. Когда Игорь все же сложил в уме цифры и смог снять наручники, он обнаружил, что в квартире нет его вещей, Мальвина их выкинула. Поэтому парню пришлось ждать глубокой ночи и прямо голышом пробираться до дома, прячась в тенях. Благо хоть его квартира была недалеко. Всю неделю он провел, выполняя задание Мальвины по налаживанию собственной жизни. первым делом устроился в ближайшую точку выдачи интернет заказов на склад, после все свободное время потратил на наведение марафета в квартире. Он и сам не заметил, как пришел день их новой встречи.

         Игорь только присел за компьютер отдохнуть, когда услышал звонок в дверь. «О нет! Неужели она пришла прямо ко мне в квартиру?!».

Он побежал к двери и быстро отворил, даже не взглянув в глазок. Она была великолепна: ее длинные синие волосы были небрежно уложены, на лице был готический макияж с черной помадой и жирными тенями под глазами. Одета Мальвина была как неформалка: безразмерная футболка с названием норвежской блэк-метал группы и изображением парня, выпустившего себе мозги из дробовика, на ногах черные рваные джинсы и тяжелые ботинки, больше подходившие скинхеду.

– Привет, инцел. – презрительно бросила она, оценивая его взглядом.

– Здравствуйте, Мальвина. – неуверенно ответил парень и тут же получил хлесткую пощечину, от которой заслезилось в глазах.

– Разве так встречают госпожу, сучка? Падай на колени и целуй мои берцы, живо!

         Игорь сразу преклонился перед этой садисткой и начал покрывать поцелуями черную кожу ее обуви.

– Молодец, зайчик. А теперь показывай квартиру, посмотрим, как ты выполнил мои указания. Разуваться не буду, потом еще раз вымоешь полы, чмошка, хихихи.

         Надземельный, пристыженный как школьник, выпрашивающий сигарету, провел девушку по своей квартире, блестящей от тщательной уборки. Мальвина внимательно оценивала его работу и была вполне довольна, даже хвалила своего раба. Однако все изменилось, когда они зашли на кухню, и девушка увидела гору немытой посуды в раковине. Ее свирепый взгляд тут же просверлил в Надземельном дыру, будто дрель Дамера в черепе любовника.

– Ты охуел?! Это что такое?

– Ну я просто не успел и… – еще одна хлесткая пощечина прервала его неуверенную речь.

– Я спросила, что это такое, инцел?

– Грязная посуда… Простите, Мальвина, я сейчас все вымою.

– Ну уж нет, пирожочек. Для начала я тебя накажу, чтоб впредь неповадно было. Снимай штаны, трусы и становись на колени, мразь!

– Пожалуйста, я же…- И вновь пощечина не дала Игорю окончить фразу, его щеки уже горели и были алыми, словно мак.

– Как прикажете, Мальвина. – обреченно вымолвил Надземельный.

         Он стянул засаленные спортивки, неуверенно задержался, после чего снял и трусы, оголив маленький запертый в пв член. Тут же последовал смех девушки.

– Я и забыла, какой у тебя маленький, хахаха! Ну как? Уже привык к своей новенькой клетке?

– К ней невозможно привыкнуть, госпожа… Каждое утро я просыпаюсь от эрекции, это так больно! А еще…

– Да мне похуй, заткнись, инцел! Хотя это даже хорошо. Я рада, что тебе больно! А теперь встань на колени и приподними пояс верности, чтоб яйца висели, и ничего не мешало мне хорошенько их отпинать.

         Надземельный завыл от ужаса и принялся умолять, но садистка была непреступна. Она пообещала, что если он сейчас же не подчиниться, то она привяжет его к кровати и оттрахает страпоном так, что он еще неделю будет испражняться с кровью. В голове у Игоря мелькнула мысль наброситься на Мальвину и отнять детонатор от пояса.

«А вот этого не советую!» – ту же осадила его девушка, прочитав его мысли: «Взрывчатка на тебе направленного действия, а это значит, что можешь хоть в упор ко мне подойти, но при взрыве зацепит лишь тебя, мой миленький инцел. А за такие мысли я добавляю еще пять ударов по яйцам сверху, давай, становись на колени!»

         Выбора не оставалось, Игорь встал на колени, раздвинув ляжки и приподняв железную клетку, чтоб оголить беззащитную мошонку. Мальвина встала перед ним на изготовку, как футболист перед пенальти во время самого важного матча, но по ее лицу было видно, что ее очень забавляет вся эта ситуация. Девушку смешил страх инцела.

От первого же удара Игорь вскрикнул и свалился на пол в позе эмбриона, сжимая руками причинное место. Из его глаз ручьями текли слезы, а боль из яиц распространялась по всему животу.

«Ты что, такой слабак? Вставай, шлюшка, осталось еще четырнадцать ударов! Или хочешь, что б я порвала тебе очко страпоном?».

Игорь с трудом вернулся на место. Одной рукой вновь приподнял пояс верности, а другую закусил. Мальвина не щадила его, каждый следующий удар нанося с такой же силой. Под конец Игорь уже в открытую орал. Ему было не важно, что там подумают соседи, пусть хоть полицию вызывают! Девушка же вошла в азарт, было видно, как сильно она наслаждается причинением боли. После последнего удара Игорь свалился на пол, он рыдал и стонал. Распухшие яйца пульсировали в агонии, а живот болел так, что хотелось проблеваться.

– Лучше попрыгай на пятках, котенок, говорят, что помогает. –  заботливо посоветовала Мальвина. – И кстати, как там с работой? Надеюсь, что ты ее не нашел, у меня уже готово второе наказание.

– Я… нашел… уф… на складе…- Еле выговорил Игорь, корчась в ногах красотки.

– Эх, ну и молодец, пирожочек. – разочарованно процедила она. – Когда у тебя зарплата?

– Двадцать девятого числа, госпожа.

– Тогда увидимся двадцать девятого, хи-хи. Ты отдашь мне две трети и даже не пытайся меня обмануть! Помнишь же, что я умею читать мысли. А еще к этому моменту ты обязан подготовить мне аргументированное эссе на тему феминизма первой волны конца девятнадцатого века. Если мне не понравится, будешь слизывать грязь с подошв этих вот ботинок, я специально похожу по самым грязным общественным туалетам в них, хахахаха!

         Харкнув напоследок в лежащего на полу инцела, Мальвина ушла, не попрощавшись. Игорь корчился на полу еще тридцать минут перед тем, как смог доползти до морозилки, что б взять оттуда лед для пульсирующих яиц. Он ненавидел себя, за то, что решился тогда выйти на улицу с перцовым баллончиком.

«Если бы я только знал, чем это все закончиться…». Но не время было себя жалеть. Ему еще нужно было домыть посуду и уже собираться в ночную смену на склад.

ГЛАВА 5

         Игорь ненавидел феминисток всей душой, однако усердно серфил интернет в поисках информации о феминизме первой волны. Он боялся представить, что случиться, если его сочинение не будет готово к появлению Мальвины. Чем больше Надземельный углублялся в историю конца девятнадцатого века, тем сильнее проникался уважением к этим женщинам в смешных головных уборах, что так отчаянно боролись за свои базовые права.

«Ведь правда, женщины были лишены даже избирательного права… Да их за людей-то не считали!» – с сожалением думал Игорь, пока не понимая, о чем он именно жалеет: о том, что творилась такая несправедливость или о том, что женщины все же добились успеха в своей борьбе.

         Однако, как бы там ни было, эссе более чем на шестьсот слов было готово и окончательно отредактировано к двадцать седьмому числу. В этой работе Надземельный восхищался первыми феминистками, приводил исторические справки и даже сделал пару выпадов в сторону патриархата. Среди всех инцел особенно выделял Модерату Фонте, которая еще в тысяча шестисотом году создала опередивший свое время труд: диалоги «Достоинство женщин, в котором ясно показаны их достоинства и совершенство, большее, чем у мужчин».

В какой-то момент Игорь так увлекся, что сам поверил в то, что он пишет, воодушевленно стуча по клавишам и разоблачая патриархат. Однако поостыв и перечитав свое эссе, парень чуть под пол не провалился от стыда. Чуть позже он начал сам себе объяснять свое рвение пост иронией и желанием избежать наказания, что по-своему тоже было правдой.

         Двадцать девятого числа в одиннадцать утра раздался звонок, разбудивший Игоря, отсыпавшегося после ночной смены. Парень тут же проснулся и прямо в трусах и рваной майке побежал открывать дверь. Мальвина была неотразима: на ней был дорогой пуховик, красивая мини-юбка и нейлоновые колготки телесного цвета. На ногах красовались все те же тяжелые ботинки. Игорь не сомневался, что девушка прошлась в них по самым грязным общественным туалетам. На этих подошвах наверняка живут целые колонии мерзких бактерий… На этот раз парень сразу упал на колени и принялся покрывать обувь хозяйки поцелуями.  

-Хороший мальчик! А теперь можешь аккуратно снять с меня ботинки. Я в них всю ночь танцевала в клубе, ножки очень устали.

– Как прикажете, Мальвина. – произнес Надземельный и аккуратно снял тяжелую обувку, поставив ее у стенки. Мальвина уверенно прошла через всю комнату и уселась в мягкий диван.

– Ну и где эссе? Неси живее, я не могу на тебя тратить весь день, у меня сегодня свидание с моим мужчиной.

– Вот, я распечатал, госпожа! – смущенно вымолвил парень, протянув Мальвине аккуратную стопку листов. Из его головы не выходила фраза о мужчине, от нее было так больно…

-ХАХАХА, ты расстроился из-за того, что у меня есть парень? Неужели ты правда на что-то рассчитывал, инцел? – Игорь еще больше смутился и покраснел, как рак. Он все не мог привыкнуть к тому, что девушка действительно обладает экстрасенсорными способностями.

– Ляг у дивана и займись моими ногами, пока я читаю. Они ооочень вспотели, я так жестко дэнсила в клубе! Хотя кому я рассказываю, ты свою каморку покидаешь, только что б в магаз сходить. Ну теперь еще и ради работы, и то это благодаря мне… Какой же ты жалкий!

         Игорь лег прямо у дивана, и Мальвина поставила на его лицо свои потные ступни, обтянутые полупрозрачной нейлоновой тканью. От ее ног очень сильно пахло, от чего член в пв сразу напрягся, отозвавшись характерной болью. Синеволосая садистка долго читала произведение инцела, пока тот безропотно нюхал ее ножки. Ему показалось, что прошла вечность в этом вонючем аду, прежде чем девушка наконец окончила чтение и разрешила ему сесть.

– Знаешь, ты меня удивил! Это очень неплохая работа. Хороший песик.

– Благодарю вас, госпожа!

– Ты меня так обрадовал, что я сделаю главный подарок в твоей жизни, шлюшка. Впервые девушка доставит тебе оргазм, хахахах. – Игорь ошарашенно смотрел на девушку, не в силах поверить в услышанное. – Но я привяжу тебя к кровати, ведь ты не имеешь права ко мне прикасаться. И естественно я буду сверху, хи-хи.

         Игорь будто спал, ему казалось, что все это происходит не с ним, а с кем-то другим. Он послушно лег на кровать и позволил привязать свои запястья и лодыжки крепкими узлами к изголовьям кровати. Он готов был простить Мальвине все унижения и пытки за то, что она собиралась сейчас сделать. «Неужели я наконец-то лишусь девственности? Пусть даже связанный и беспомощный, но я самый счастливый человек в этом мире!»

Девушка взяла ножницы и аккуратно срезала с Игоря трусы. По телу пробежали мурашки от прикосновения холодного металла. Мальвина резко запрыгнула на своего пленника, оседлав его, будто непослушного быка. Она склонилась над его лицом, страстно взглянула в глаза, а потом резко харкнула, обдав все его лицо теплой слюной. Игорь скорчил гримасу отвращения, а девушка рассмеялась, и повернулась. Теперь инцел мог видеть лишь ее спину, он тут же ощутил, как ее маленькие нежные ручки с синим маникюром опустились на его член в клетке. Пенис тут же ответил страстным импульсом, уперевшись в прутья пояса верности, от чего Игорь застонал.

– Ах, молю, снимите уже эту чертову штуку!

– Что? АХАХАХАХ, ты правда подумал, что я тебя выпущу? Нет, только не сегодня. – презрительно прошипела Мальвина, все так же нежно наглаживая его запертый член.

– Но как же…

– Я обещала оргазм, а не свободу, дурашка. – После этих слов Игорь услышал громкое жужжание, он в ужасе осознал, что это.

– Только не это, пожалуйста!

– Заткнись, лох! Ты должен быть благодарен, я ведь так запарилась и приготовила для тебя целых два вибратора, а могла ни одного не взять.

В начале Мальвина смачно плюнула на член инцела, размазала густую слюну, а после приложила мощные вибраторы. Один она уперла прямо в запертый отросток, а второй приспособила к яйцам. Наслаждение и агония слились в едином потоке, Игорь никогда не испытывал таких чувств: боль вперемешку с удовольствием. Член бешено пульсировал в своей тесной оболочке из железа, а Мальвина лишь смеялась, не собираясь прекращать пытку. Игорь громко стонал, вернее даже сказать скулил, но он боялся молить о прекращении, зная, что лишь раззадорит садистку.

Инцел

Внезапно он ощутил, что вот-вот кончит. За секунду до этого Мальвина прочла его мысли и подставила стакан, который наполовину наполнился горячей белой спермой: от долгого воздержания яйца инцела были набиты под завязку. Впервые Игорь был рад тому, что он не кончал месяц, ведь иначе не известно, сколько бы долгих минут еще длилась эта экзекуция. Мальвина вновь развернулась, надменно смотря рабу в глаза.

– Ты же знаешь, что за любое наслаждение нужно платить, зайчик?

– Наслаждение? Да я чуть не обезумел от боли!

– Мне похуй, лох. А теперь ты выпьешь все до капли! – безапелляционным тоном приказала она, поднеся к его лицу стакан с его же кончой.

– Умолять ведь бесполезно, да?

– Смотри-ка, ты все же не безнадежен, хоть что-то понял. Открывай ротик, пирожочек.

         Игорь послушно открыл свой рот, закрыв глаза. Он почувствовал, как ему на язык медленно опускается кисловатая густая жидкость. Парень уже хотел выплюнуть всю эту мерзость, но Мальвина ловко зажала ему рот обеими руками, навалившись всем весом тела. Пришлось глотать, подавляя рвотные позывы. «Умничка! А теперь не дергайся, сейчас я тебя развяжу.» – довольно произнесла синеволосая бестия.

         После такой пытки Надземельный был словно в тумане. Он на автомате отдал своей хозяйке сорок тысяч- ровно две трети от его заработка, поклонился, поцеловав в ножки, помог обуться и проводил, закрыв дверь. После этого он вернулся на кровать, сел на ее краю и сидел так почти час, уперев немигающий взгляд в стену. Когда парень вышел из оцепенения, он с ужасом осознал, что совсем не помнит слов, которые Мальвина сказала ему перед уходом: ни когда она вернется, ни задания, которое она ему дала. «О нет, нет, нет! Я покойник!!! Теперь она точно порвет мне очко страпоном…», – в ужасе подумал инцел и тихо зарыдал, прикрыв лицо потными ладошками.

p.s.

Вагинокапитализм не пройдет)

p.p.s.

Делать продолжение, что думаете?

Комментарии:

3 комментария

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *